А за что его было любить? Истории про папашу, как звали миллионера Гаврилу Солодовникова, ходили одна другой краше.

 ÐšÐ°Ñ€Ñ‚инки по запросу гаврила гаврилович солодовников

Гаврила Гаврилович Солодовников

Вот, например, Влас Дорошевич, известный фельетонист, рассказывал, как тот прикупил дом для расширения своего пассажа на Кузнецком мосту: «Заходит это Гаврил Гаврилыч в контору к Волкова сыновьям. А там разговор… «Так и так, думаем дом насупротив, на уголку купить. Да в цене маленько не сходимся. Мы даём 250 тысяч, а владелец хочет 275». Хорошо-с. Проходит неделя. Волкова сыновья решают дом за 275 тысяч купить. Едут к владельцу. «Ваше счастье. Получайте!» — «Извините, — говорит, — не могу. Дом уж продан!» — «Как продан? Кому продан?» — «Гаврил Гаврилыч Солодовников за 275 тысяч приехали и купили.» — «Когда купил?» — «Ровно неделю тому назад!». Такой фортель Солодовников выкинул с коллегами-купцами, зато пассаж его имел большой успех. Там даже была организована доставка товара, о чем во второй половине XIX века еще и не слыхивали.

Поначалу сдавал помещения торговцам прямо за гроши. Те обрадовались, навезли товара — шик, блеск, красота! Солодовников ходит, примечает, к кому сколько покупателей. А как пришел конец контрактам, говорит: «Ну-с, публику к месту приучили, — очень вам признателен. Теперь по этому случаю, — вы, вместо двух тысяч, будете платить шесть. А вы вместо трёх и все десять».

Пассаж внутри

 

Пассаж внутри

Ладно еще предприимчивость в делах, но ведь и в личной жизни то же. Об этом стало известно всем в 1881 году, когда в суд на Солодовникова подала Аделаида Куколевская, прожившая с ним, пусть и не венчанной, 17 лет, и имевшая от него пятерых детей. Поводом иска послужило то, что, увлекшись другой, Гаврила Гаврилович Куколевскую бросил, оставив ее и детей без всякой поддержки и помощи. На суде герой-любовник вел себя неприлично. Тряс счетами, перечислял подарки, отрицал совместную жизнь… словом крутился, как мог. Вишенкой на торте стал аргумент его адвоката: «Раз г-жа Куколевская жила в незаконном сожительстве, — какие же у неё доказательства, что дети от Солодовникова?».

Многочисленные свидетели — учителя, врачи, дворники, хозяева квартир, прислуга — в один голос заявили, что считали пару мужем и женой, а дети звали Солодовникова папашей. Процесс предприниматель проиграл, зато на всю оставшуюся жизнь приобрел кличку «папаша».

Так что когда со сцены театра «Эрмитаж» раздавалась песня:

«Над владетелем пассажа
Разразился страшный гром:
Этот миленький папаша
Очутился под судом», - всем было понятно, о ком тут речь. Публика неистовствовала и требовала исполнить на бис.

2-я Мещанская /ныне Гиляровского ул./ муниципальный дом дешевых квартир имени Солодовникова

2-я Мещанская /ныне Гиляровского ул./ муниципальный дом дешевых квартир имени Солодовникова

Анекдоты про папашу множились. Рассказывали, что по дому он ходит весь в заплатках, на обед есть вчерашнюю гречку, на экипаже в резину обул лишь задние колеса, а на рынке запросто может стянуть с лотка яблоко. Отметился в характеристике скупердяя и Гиляровский: «В Сандуновские бани приходил мыться владелец универсального пассажа миллионер Солодовников, который никогда не спрашивал — сколько, а молча совал двугривенный, из которого банщику доставался только гривенник… Парильщик знал свою публику и кто сколько дает. Получая обычный солодовниковский двугривенный, не спрашивает, от кого получен, а говорит: „От храппаидола…“ — и выругается».

Все это не мешало Гавриле Гавриловичу свои богатства множить и к моменту кончины в 1901 году располагать примерно 21 000 000 рублей — не считая всяческих активов. В завещании всем родным и домочадцам была отписана та или иная сумма — всего на 800 000 рублей. Остальные 20 миллионов ( около 200 миллионов долларов по сегодняшнему счету) были завещаны на благотворительность.

Улица Гиляровского, дом дешевых квартир Солодовникова сегодня

Улица Гиляровского, дом дешевых квартир Солодовникова сегодня

Сумму было велено потратить на устройство земских женских училищ в Тверской, Архангельской, Вологодской, Вятской губерниях, устройство профессиональных школ в Серпуховском уезде для выучки детей всех сословий. Третью часть следовало пустить «на строительство домов дешевых квартир для бедных людей». Это был на тот момент один из крупнейших благотворительных взносов в истории. Но в памяти банщиков Солодовников навсегда остался мелким скрягой.

Источник

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную