Адвокат о многомиллионном штрафе для The New Times: Это решение принято в спешке после выступления Навального у Альбац

В пятницу вечером стало известно, что журнал The New Times и его главный редактор Евгения Альбац оштрафованы на 22 млн руб. Суд признал их виновными в несвоевременном предоставлении в Роскомнадзор сведений об иностранном финансировании. Адвокат Вадим Прохоров рассказал The Insider историю этого дела. 

Этот административный материал был составлен даже не Роскомнадзором, а прокуратурой по запросу одного из провластных депутатов Госдумы, ветерана ФСБ из фракции «Справедливая Россия» на предмет информирования Роскомнадзора о зарубежном финансировании. Нам не инкриминируется, что мы хоть рубль утаили или сэкономили. Это к налогам вообще не имеет никакого отношения, мы полностью обо всем информировали налоговую инспекцию, финмониторинг, органы валютного контроля, – здесь к нам претензий никаких не было. Но по относительно недавним поправкам в закон о СМИ и корреспондирующей норме КОАП (статья 13.15.11), мы должны еще отдельно информировать Роскомнадзор о «зарубежном финансировании». Причем эта норма сегодня была применена в России впервые.

Что такое финансирование из зарубежных источников? Не надо думать, что это Госдеп или что-то подобное. Журнал The New Times финансирует, в частности, Фонд поддержки свободы прессы, который был создан при участии Евгении Альбац и других уважаемых людей. И поскольку этот фонд получал деньги из других фондов, в том числе связанных с Дмитрием Зиминым («Династия» и так далее), то этот чисто российский фонд с чисто российскими деньгами года три назад был признан иноагентом, вслед за фондами Зимина. А через этот фонд и шло основное финансирование журнала.

Прокуратура проводила проверку, я в июле давал объяснения, в том числе ссылаясь на позицию пленума Верховного суда, что срок давности по статьям, которые предусматривают ответственность за несвоевременную подачу информации, составляет три месяца. И прокуратура в конце июля со мной согласилась. Причем за 2018 год, в частности, второй-третий кварталы, мы подавали всю информацию в Роскомнадзор. Нам же инкриминируют 2017 год.

Но то ли депутат не унимался, то ли начальство прокуратуры – в сентябре они опять вернулись к этому вопросу. То есть когда все сроки истекли уже многократно. Тем не менее, 25 сентября было составлено постановление о возбуждении административного производства. И данное постановление было передано мировому судье судебного участка №367, госпоже Шведовой. И мировой судья, изучив материалы прокуратуры, вернула их в прокуратуру именно в связи с истечением срока привлечения по административной ответственности. 16 октября зампрокурора опротестовала это определение. Но все шло тихо-спокойно, пока 22 октября в программе Альбац не выступил Алексей Навальный. Он как раз освободился из изолятора, рассказал, кто глава российской мафии, где он хранит деньги и так далее. И в этой же самой передаче говорилось, что Альбац издает последний оставшийся в России независимый журнал The New Times.

На следующий день после этой передачи нас с Альбац вдруг начинают искать все – полицейские, почтальоны, участковые. Чтобы известить о том, что на четверг, 25 октября, назначено заседание Тверского районного суда. Я пришел в Тверской районный суд. Дело рассматривала судья Ольга Затомская.

Здесь небольшое пояснение. Никого не должна вводить в заблуждение ее новая фамилия, потому что раньше она была Ольга Боровкова. Это та самая судья, которая, будучи еще мировым судьей, 2 января 2011 года впервые приговорила Бориса Немцова к 15 суткам ареста, и это у нее в суде он три или четыре часа стоял на ногах, она не давала ему сесть. Европейский суд потом признал, что это было нарушение закона, и взыскал с российских властей €26 тыс. То есть с судьей Боровковой мы уже дело имели. Сейчас она Затомская, и она рассматривала наше дело.

Затомская сочла, что прокурорские исчисляют сроки давности правильнее, чем мы и Верховный суд. Но даже если исчислять сроки, как прокурорские, то они все равно истекли в начале сентября. Однако Затомская вынесла решение, что судья ошиблась в определении и надо вернуть дело на новое рассмотрение мирового судьи. И тут выясняется, что уже через три часа после оглашения решения Затомской (Боровковой) собирается мировой судья опять первой инстанции. Я как профессиональный адвокат, ходящий по судам, могу сказать, что ни одного такого иного примера мне не известно. Чтобы прошло меньше нескольких дней – такого не бывало. Здесь они собрались ровно в тот же день. И мировой судья тут же рассмотрела это дело в наше отсутствие, в отсутствие Альбац (правда, присутствовали прокурорские). И судья присудила 22 млн 250 тыс. штрафа, сегодня мы получили это постановление.

Конечно, я не сильно надеюсь на российскую судебную систему, но здесь очевидно явное игнорирование требований Верховного суда и требований закона. Получается, что судья Затомская (Боровкова) по сути отменила постановление пленума Верховного суда. Во-первых, мы конечно обжалуем это решение в апелляционном порядке, оно еще не вступило в силу. Но мы прекрасно понимаем, что дальше дело попадет той же самой судье Затомской, бывшей Боровковой. На нее надежды у нас никакой нет, но есть дальше кассационная и надзорная инстанция.

Мы постараемся все-таки побудить Верховный суд, чтобы они определили, кто прав – пленум Верховного суда или судья Затомская. Небольшая надежда на наш Верховный суд у нас остается, поскольку это слишком вопиющее нарушение. Но понятно, что если заказ идет  с самого верха, то боюсь, что и Верховный суд может занять странную позицию и не согласиться со своим собственным пояснением и постановлением. В любом случае, мы будем тянуть это дело в Европейский суд. Тем более, что произвол судьи Боровковой он в свое время уже признал.

Евгения Тамарченко

Источник

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную