фото

На могиле Алеши Шимко

Погибший в ДТП в подмосковной Балашихе Алеша Шимко был неспособен уверенно ориентироваться в пространстве и избегал зрительного контакта. Такие выводы содержатся в характеристике, которую дали мальчику в детском саду, куда он ходил с 2013 года. Как сообщает «Газета.ру», документ был составлен 26 июля сотрудниками детского сада № 21, то есть через три месяца после трагической аварии.

 

В документе говорится, что ребенок был направлен в логопедическую группу в 2014 году с заключением «общее недоразвитие речи (1-й уровень)». «За последний год пребывания в детском саду следует отметить особенности его психомоторного и речевого развития. Чаще любил играть один, предпочитал настольные игры (пазлы), рассматривал картинки в книгах. Испытывал затруднения в общении с детьми. Запас знаний, понятий, представлений об окружающем не соответствует возрасту. Временный и пространственные представления не сформированы. Обобщением не владел, не устанавливал причинно-следственные связи. Внимание не устойчивое, слабая концентрация. Ребенок избегал прямого контакта глаз», — говорится в характеристике. Из положительных черт указывалось, что мальчик был добрый, ласковый, неконфликтный, ежедневно посещал детский сад, а его родители были заинтересованы в его воспитании и развитии.

характеристика

характеристика 

Издание обратилось к независимому медицинскому эксперту, представляющему интересы отца ребенка Романа Шимко, но пожелавшему не называть его имени. Ознакомившись с заключением, выданным в детском саду, он сообщил, что все, что написано в характеристике, подпадает под описание расстройства аутического спектра. То есть ребенка фактически представили аутистом. 

При этом посмертная экспертиза, в которой имеется описание структуры мозга ребенка, не выявила никаких отклонений. К тому же, по словам эксперта, у родителей имеются видеозаписи и фотографии, на которых видно, что мальчик в 6 лет уже умел кататься на двухколесном велосипеде. Таким образом можно поставить под сомнение и утверждение о том, что у ребенка нестабильны пространственно-временные категории, и всю характеристику. 

По словам эксперта, когда родители запросили протоколы проведенных тестов и обследований, в детском саду согласились переделать заключение. В документе изменили некоторые заключения, но слова, говорящие об отставании в развитии, остались. А заведующая Ирина Леонтьева сообщила Роману Шимко, что ее якобы попросили дать именно такую характеристику из вышестоящих организаций, и поделать с этим ничего было нельзя. Более того, в интервью телеканалу RT от 23 июня Леонтьева об особенностях развития Алеши Шимко не упоминала ни разу. Она давала только положительные отзывы о мальчике и его родителях и не верила в то, что мальчик мог быть пьян. 

Когда издание попыталось обратиться в дошкольное учреждение за подробностями, выяснилось, что Ирина Леонтьева недавно скончалась. А ее заместитель сказала, что никакого давления на руководство при составлении характеристики не оказывалось. 

После этого родители мальчика попытались забрать из Балашихинской больницы его медицинскую карту, чтобы диагноз не вписали туда, но сделать этого не удалось. Правда, «Газете.ру» в медучреждении сообщили, что никаких обращений от семьи Шимко забрать медкарту мальчика не поступало. 

По мнению эксперта, сомнительная характеристики могла быть составлена, чтобы иметь рычаги давления на отца. Ее вполне можно приложить к уже имеющимся подозрениям о «вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкогольной и спиртосодержащей продукции» (ст. 151 УК РФ) и передать в органы опеки, чтобы отобрать у родителей старшего сына.  

Напомним, что авария, в которой погиб мальчик, произошла в Железнодорожном районе Балашихи 23 апреля. 31-летняя Ольга Алисова, двигаясь на автомобиле Hyundai Solaris во дворе жилого дома, сбила ребенка. От полученных травм мальчик погиб на месте. Как утверждают очевидцы, машина ехала со скоростью около 50–60 км/ч, а сама женщина разговаривала по телефону. Алисова утверждает, что ребенок сам бросился под машину. В ходе проведения экспертизы неожиданно выяснилось, что в крови мальчика обнаружено высокое содержание алкоголя. Роман Шимко обратился в Следственный комитет с заявлением, в котором обвинил нашедших в крови его сына алкоголь специалистов в злоупотреблении должностными полномочиями, фальсификации доказательств, служебном подлоге и даче заведомо ложных показаний. 

По факту инцидента расследуются два уголовных дела: о самом ДТП (ведет полиция) и о халатности при проведении экспертизы (занимается Следственный комитет). Отметим, что во втором деле до сих пор отсутствует подозреваемый. 

Сама Алисова не считает себя виновной. «Я признаю то, что в сложившейся ситуации мой автомобиль повлек смерть человека, но считаю, что это был несчастный случай», — сказала она, подчеркнув, что в момент аварии не разговаривала по телефону, как утверждает следствие.

отсюда

Семью так и будут трепать за то, что не смолчали и не утёрлись.

 

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную