«Я тебе оторву все». Угрожавшего журналисту лидера красноярской ОПГ осудили на 18 лет

Андрей Ащеулов («Ащеул»).

За расследование дела активно взялись только после публикаций о преступнике в СМИ.

Курагинский районный суд Красноярского края приговорил лидера местной ОПГ Андрея Ащеулова к двум годам и двум месяцам лишения свободы за угрозы редактору хакасского интернет-журнала «Новый Фокус» Михаилу Афанасьеву (ч. 3 ст. 144 УК РФ). В совокупности с наказанием за другие преступления подсудимому назначили 18 годам и двум месяцам колонии особого режима. Об этом пишет Центр защиты прав СМИ.

«Здорово, смертник. Я уже рядышком. Я тебе оторву все. Записывай этот разговор, беги в полицию, пиши заявление», — рассказал Афанасьев о звонке Ащеулова.

Произошло это в 2016 году, после материала Афанасьева о преступной группировке Ащеулова. Разговор редакция записала и опубликовала на своем сайте. Заявление в полицию тоже подали, однако следователи, как и прокуратура, не увидели состава преступления.

В конце 2018 года до суда дошло уголовное дело Ащеулова о разбойных нападениях. Их преступник совершил с подельниками в 2012 году, вскоре после освобождения из тюрьмы, находясь под административным надзором. В марте 2014 года он дал подписку о невыезде. Два года спустя его дело насчитывало 40 томов и 15 преступных эпизодов, но Ащеулов был на свободе. В январе 2019 года суд вынес приговор — 18 лет лишения свободы. И только в июле добавил срок за угрозы журналисту.

«На мой взгляд, приговор состоялся потому, что на ситуацию обратили внимание в первую очередь Центр защиты прав СМИ и “Новая газета”. Все очень громко об этом заявили. После этого все очень быстро поменялось, велось активное расследование. Во-вторых, мне кажется, что следователи сами хотели посадить Ащеулова, во время следствия он вел себя неадекватно. И мне кажется, сыграло роль и то, что сейчас появился небольшой тренд с вниманием к делам журналистов, на который повлияло дело Ивана Голунова», — сказал Михаил Афанасьев.

По словам директора Центра защиты прав СМИ Галины Араповой, «очень часто те журналисты, в отношении которых было насилие, и те, которые были убиты, перед этим получали угрозы», но эти моменты правоохранительные органы, как правило, не расследовали. В пример Арапова вспоминает Анну Политковскую и журналиста из Дагестана Ахмеднаби Ахмеднабиева.

Источник

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную