Красавица, которой посвятил танго Оскар Строк

О русском предпринимателе Василии Емельянове, который построил в Риге кинотеатр Splendid Palace (ныне — «Рига»), известно немало. О его жене — куда меньше. Между тем ее рисовали лучшие художники, а персональное танго ей посвятил прославленный Оскар Строк.

Вид Солсбери

О небольшом английском городе Солсбери теперь во всём мире знают даже дети. Однако для меня, человека, который половину сознательной жизни жил в России, а другую половину в Англии, всё происходящее воспринимается очень лично. Солсбери является частью моей Родины потому, что мой отец – выдающийся учёный, микробиолог Владимир Артёмович Пасечник жил в Солсбери и затем был похоронен в Солсбери. Камни улиц Солсбери для меня родные.

R.I.P. Russia

Вы, наверное, почувствовали, что в последние полгода ритм околополитической жизни в России заметно ускорился. Знаковые события следуют одно за другим, и у них всех есть одна общая черта — вопиющая внешняя иррациональность.

Почему в стране, которой не хватает денег на пенсии, тратят миллиарды долларов на одноразовые стадионы, никому не нужные и начавшие разрушаться сразу же после мундиаля?

Кто в здравом уме и твёрдой памяти будет крушить Интернет, блокируя миллионы IP из-за того, что какой-то мессенджер отказался отдавать спецслужбам ключи шифрования, которых не существует в природе?

Зачем вообще было травить Скрипалей, и, тем более, настолько изощрённым способом, который однозначно указывает на Россию?

Кого настолько сильно оскорбляют опубликованные много лет назад картинки Вконтакте, что за них нужно сажать людей в тюрьму?

О какой офицерской чести может говорить глава мощнейшей в РФ спецслужбы, после обвинения в воровстве забивающий стрелку для мордобоя с сидящим в спецприёмнике Навальным, вместо того, чтобы застрелиться из табельного пистолета?

Почему тех, кто не хочет выходить на пенсию в 65, лупят дубинками те, кого они содержат своими налогами, и кто выйдет на пенсию в 45?

Всё это кажется абсолютно ненормальным, однако есть причина, которая прекрасно всё это объясняет: Российская Федерация, как государство, умирает.

Первый допрос она пережила после ареста мужа, писателя Юлия Даниэля. Первую ссылку – после протеста на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию. Заложив основы правозащитного движения в СССР, Лариса Богораз спасала Солженицына, требовала опубликовать «Архипелаг ГУЛАГ» и сама выпускала в самиздате сборники о сталинских репрессиях.

Эйнштейн считал ее главной женщиной в математике. Десятилетиями выбивая себе должность в университете, она заложила основы современной алгебры и доказала множество важных теорем. Ошиблась Эмми Нётер в расчетах лишь однажды – съездив в СССР, она настолько вдохновилась страной, что отправила туда своего брата. Его вскоре расстреляли – якобы за шпионаж.

Картинки по запросу фото петербургские дачи в XIX веке

Почему петербуржцы в XIX веке готовы были платить несколько годовых зарплат рабочих за отдых на даче, как спасались на природе от городской суеты и болезней, чем отличался загородный быт Салтыкова-Щедрина от дачной жизни Маяковского и зачем прислуга из богатых домов строила шалаши на свалках в районе «Электросилы»?

«Бумага» поговорила с историками о быте петербургских дачников в XVIII–XIX веках.

Какими были первые петербургские ночлежки, где жили секс-работницы и недееспособные люди, как при советской власти дома ночлега превратились в общежития и где ночевали бедняки в 90-е?

Сотрудник благотворительной организации «Ночлежка» Андрей Чапаев, изучающий историю ночлежек, богаделен и домов трудолюбия, рассказывает, как жили бездомные в XIX и XX веках.

Похожее изображение

Этот текст написан Владимиром Яковлевым – журналистом, основателем и первым главным редактором ИД «Коммерсант», сыном известного советского журналиста Егора Яковлева.

Картинки по запросу фото Беатриса Ротшильд

Развод с гулящим нефтяным магнатом Беатриса Ротшильд отпраздновала с размахом – закатила роскошную свадьбу для своей собаки. А сразу после взялась строить виллу на Лазурном берегу, задумав совместить в ней все стили в искусстве. С задачей справился лишь 20-й по счету архитектор, но в итоге место стало одним из лучших музеев мира.