фото

Путь в сто лет, перемещение равно нулю.

фото

"Беспечно доехали мы до границ Восточной Европы и только теперь почувствовали всю серьезность обстановки, накалившейся, как оказалось, до последнего градуса. С первых шагов по Чехословакии поняли, что разговаривать по-русски с людьми не следует: нам просто не отвечают и с ненавистью смотрят на нас. Так что, если приходится обратиться к кому-либо, чтобы спросить дорогу, говорим по-немецки — тогда отвечают. Это потрясает — чехи предпочитают слышать немецкую речь, но не русскую. Как же тогда они должны ненавидеть нас!

И мы вспоминаем Прагу 1955 года, когда мы поженились. Перед русским человеком тогда открывались двери в любом доме, как перед братом. Теперь же мы стараемся ехать только днем: не оставляет чувство опасности — узнав в нас советских, ночью на дороге могут просто убить. Успокаивает в какой-то степени английский номер на нашей машине.

И вот, наконец, Брест — мы дома, и можно сбросить сковавшее душу напряжение. Но что это? Мы едем по Минскому шоссе, и весь день навстречу нам нескончаемым потоком движутся военные машины с солдатами, танки, орудия...

— Господи, Слава, что это — война, что ли?

— Да перестань — маневры. Нам и в голову тогда не пришло, что наша страна готовилась к оккупации Чехословакии.

фото

А́ВГУСТОВСКАЯ СЕ́ССИЯ ВАСХНИ́Л 1948 (31 июля — 7 августа), кульминация административного разгрома генетики в СССР.


Главный погромщик во всей красе:

"Не думал я, что увижу живой портрет Лысенко. У него была внешность сельского агронома. Золотая Звезда Героя на мятом лацкане серого пиджака. Голос хриплый, какой-то пропитой. Колючие глаза с прищуром. И недоброй памяти чуб, свисавший до бровей. Только не черный, а коричневый с сединой.
Узнав, что я физик, он почему-то выбрал меня в собеседники. Пока разглядывал меню и писал на листочке заказ, задал первый вопрос:
— А вот нейтрон, он что?

фото

 Она не просто обивала пороги приемных эсэсовцев, добиваясь разрешения на вывоз еврейских детей из Германии и Австрии, она устраивала судьбу спасенных, а после войны убедилась, что каждый ее подопечный жив. Ровно 120 лет назад родилась одна из величайших спасительниц евреев Гертруда Мейер, которую дети называли просто «тетя Труус».
Гертруда (Труус) Мейер родилась на севере голландского полуострова в городе Алкмар 21 апреля 1896 года. Получив соответствующее образование, первоначально она решила продолжить семейную династию банкиров, устроившись на работу в банк отца. Но встреча с будущим мужем (тоже банкиром, вторую часть фамилии которого – Висмюллер - она возьмет после свадьбы) изменит ее приоритеты, выдвинув семейный очаг на первое место. Когда, тем не менее, желанные обоими супругами дети в семье так и не появились, нежность непознанной материнской заботы Гертруда решила дарить нуждавшимся в ней. Она начала участвовать в различных социальных проектах, привлекая к ним обширнейший круг своих знакомств. А в 30-х годах стала активным участником Нидерландского комитета по еврейским интересам, занимаясь отправкой продуктов питания и медикаментов в нуждающиеся районы Европы.
После событий «Хрустальной ночи» даже не замечавшие до этого Нюрнбергские расовые законы люди осознали, что все происходящее – лишь прелюдия к грядущим ужасающим событиям. Благодаря еврейским лидерам Великобритании ее правительство разрешило въезд в страну еврейских детей. Правда, сразу же был оговорено, что Великобритания не потратит на эти цели ни фунта и не примет ни одного человека старше 17 лет. Так что организация выезда детей всецело легла на еврейские организации и неравнодушных к проблеме людей, для которых моральные принципы были выше риска, которому они подвергались в связи с этим.
Одной из самых активных в этом деле и стала Гертруда, или «тетя Труус», как ее стали называть все между собой. В Нидерландах Гертруда работала с женой лидера оппозиции Миес ван Бойссевайн-ван Ленне, в Германии – с Рехой Фраер, женой берлинского раввина. С первых же дней все поняли, что на нее можно положиться: она ничего не боялась, смело шла на любые переговоры, в случае необходимости – подкупала железнодорожников подарками и флиртовала с немецкими офицерами.
Потрясающим успехом были ее переговоры с эсэсовцем Адольфом Эйхманом, который после аншлюса Австрии к Третьему рейху руководил «еврейским вопросом» в Вене.

фото

В декабре 1943 года в берлинской тюрьме была была казнена (гильотинирована) 43-летняя портниха Эльфрида Шольц. Ее казнили "за возмутительно фанатическую пропагаду в пользу врага". Одна из клиенток донесла: Эльфрида говорила, что немецкие солдаты — пушечное мясо, Германия обречена на поражение, и что она охотно влепила бы Гитлеру пулю в лоб. На суде и перед казнью Эльфрида держалась мужественно. Существуют свидетельства, что судья ей объявил: «Ваш брат, к несчастью, скрылся от нас, но вам не уйти». Власти прислали ее сестре счет за содержание Эльфриды в тюрьме, суд и казнь - 495 марок 80 пфеннигов.Через 25 лет именем Эльфриды Шольц назовут улицу в ее родном городе Оснабрюке. Старшим и единственным братом погибшей был писатель Эрих Мария Ремарк. Ей Ремарк посвятил свой роман «Искра жизни», вышедший в 1952 году.

фото

НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ
Л. Шварцман

29 июня 1941 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Гор. Москва, июня «29» дня, 1941 года, Я, Следователь Следственной Части НКГБ СССР, Лейтенант Государственной Безопасности КОШЕЛЕВ, рассмотрев материалы обыска по следственному делу № 1500, изъятые при аресте ВАВИЛОВА Николая Ивановича, руководствуясь ст. 69 УПК РСФСР,

ПОСТАНОВИЛ:

I. Уничтожить, как не имеющие ценности: