нюрнбергский процесс

После Второй Мировой Войны встал вопрос о дальнейшей судьбе солдат Вермахта. Несмотря на то, что Нюрнбергский трибунал и судебные процессы других стран уже готовили наказание за военные преступления, многие нацисты рассчитывали, что еще смогут начать жизнь с чистого листа, оправдать свое «честное» имя, а главное — укрыться от ответственности. Решить все эти проблемы помогали организации по взаимопомощи нацистов. Появившись сразу после войны, они десятилетиями тайно помогали солдатам Вермахта. Во второй половине ХХ века самой сильной и при этом наименее известной правоэкстремистской группой, являлась «Тихая помощь» («Stille Hilfe»). Организация с невинным названием тайно помогала бывшим солдатам Вермахта, включая эсэсовцев, безнаказанно обустроить свою жизнь в современной Германии и спасти их от правосудия.

Под прикрытием благотворительности

Официально история «Тихой помощи» начинается 15 ноября 1951 года, когда она была зарегистрирована как благотворительная некоммерческая организация. Это позволило, во-первых, уйти от налогов, а во-вторых, создать себе образ ассоциации с исключительно благими намерениями. Однако ее основатели уже многие годы близко контактировали с бывшими военными Вермахта.

Первым председателем стала принцесса Хелена Элизабет фон Изенбург — убежденная католичка, имеющая хорошие контакты в высших кругах. Во время войны она была отмечена баварской НСДАП как «политически благонадежная». В конце 1940-х годов принцесса фон Изенбург помогала осужденным на смерть военным преступникам в тюрьме «Ландсберг» в Баварии. Она подавала прошения об изменении наказания и даже обращалась к католической церкви, надеясь найти у нее спасение.

Ландсбергская тюрьма в Баварии.
Ландсбергская тюрьма в Баварии. Источник: collections.ushmm.org

На роли руководителей «Тихой помощи» Хелена Элизабет пригласила представителей верхушки общества — от священников до бывших офицеров СС: епископа Евангелическо-Лютеранской церкви в Вюртемберге Теофила Вурма; защитника эсэсовцев, адвоката Рудольфа Ашенауэра; оберштурмбаннфюрера Генриха Мальца; бывшего докладчика руководителя политической разведки Эрнста Кальтенбруннера и многих других.

Официально организация обеспечивала заключённых едой или одеждой. Однако параллельно «Тихая помощь» вела свои подпольные дела. Совместно с другими организациями по взаимопомощи нацистов она оформляла для них новые документы, искала хороших адвокатов и помогала бежать за границу. В этом «Тихой помощи» содействовали связи с самой большой сетью нацистских объединений «ОДЕССА» (Организация бывших членов СС). Сразу после войны «ОДЕССА» занималась организацией бегства высокопоставленных нацистов, а также готовила инфраструктуру для «будущего Четвертого рейха».

Вместе они искали пути спасения и по «Крысиным тропам» — секретным дорогам нацистов, — отправляли бывших людей Вермахта в другие страны. Так «Тихая помощь» помогла сбежать массовым убийцам и эсэсовцам Клаусу Барби и Эриху Прибке. Хотя гауптштурмфюрер Барби (или «лионский мясник», как его прозвали за жестокость) все-таки был арестован в 1987 году и был приговорен к пожизненному заключению, «Тихая помощь» не оставила его без поддержки. А после смерти бывшего эсэсовца организация выплачивала деньги его дочери.

Клаус Барби: во время войны и после.
Клаус Барби: во время войны и после. Источник: shtab.su

Когда все желающие уже покинули Германию, деятельность «Тихой помощи» ограничилась поддержкой оставшихся экс-нацистов. В 1960-х годах, когда «ОДЕССА» засветилась (министерство юстиции в Бонне получило анонимный пакет с документами о существовании и деятельности группировки) и перестала быть безопасной для военных преступников группировкой, «Тихая помощь» взяла на себя еще больше дел бывших членов СС. В уголовных делах против экс-эсэсовцев начинает всплывать название организации, а также имя принцессы фон Изенбург. Но никаких конкретных указаний на сотрудников группировки или на нее саму не было вплоть до 1988 года. Известным на этом фоне оставалось только одно имя — Гудрун Бурвитц.

«Мать Тереза» для нацистов

Самым видным членом «Тихой помощи» являлась Гудрун Бурвитц — дочь рейхсфюрера СС, второго человека в рейхе, а также главного организатора Холокоста Генриха Гиммлера. Всю жизнь она была преданной идеологии нацизма и, следуя лозунгу СС «Моя честь — верность», помогала бывшим подчиненным отца. Она не просто была одним из столбов «Штилле Хильфе», но и стала настоящим идолом для старых и молодых нацистов, за что ее прозвали своей «Матерью Терезой».

Гудрун со своим отцом Генрихом Гиммлером.
Гудрун со своим отцом Генрихом Гиммлером. Источник: mourningtheancient.com

Для Гудрун все бывшие эсэсовцы подходили под определение «своих». Еще девочкой она выступала на торжественных мероприятиях, читала стихи «дяде Адольфу» и была примером нацистского ребенка — светлые волосы, голубые глаза и пламенная любовь к рейху. Несмотря на желание Гиммлера иметь наследника и холодные отношения с женой, он безумно любил дочь. Когда у рейхсфюрера находилось два свободных часа, он посылал за Гудрун самолет из Берлина в Мюнхен или прилетал сам, чтобы провести с ней время. Ужасы войны Гиммлер держал далеко от дочери. По ее словам, они никогда не говорили дома о политике. Реальность с миллионами людей, погибших на полях сражений или в лагерях, была от нее далеко. Так что период Третьего Рейха стал лучшим временем для ее семьи.

Гудрун Бурвиц на встрече ветеранов ваффен-СС, 1996.
Гудрун Бурвиц на встрече ветеранов ваффен-СС, 1996. Источник: mourningtheancient.com

После поражения Германии жизнь Гудрун резко изменилась. Принять тот факт, что ее любящий отец был одним из самых жестоких убийц Третьего Рейха и организатором концлагерей, она так и не смогла и в отличие от многих детей нацистов не отказалась от убеждений своего отца. До замужества она всегда гордо заявляла, что ее фамилия Гиммлер, из-за чего ей было сложно получить образование или найти работу. Когда они с матерью остались одни, нацистское подполье многое сделало для Гудрун, за что потом она им отплатила. Она переписывалась со старыми эсэсовцами, учавствовала во встречах ветеранов, где на нее смотрели восторженными глазами как бывшие военные, так и молодые неонацисты. Всю эту работу она выполняла бесплатно, но именно в этом окружении Гудрун Бурвиц-Гиммлер чувствовала себя дома.

Наказание через полвека

Один из самых известных случаев, связанных с деятельностью «Тихой помощи», было дело Антона Маллота. Последний являлся надсмотрщиком концлагеря в Терезине в Чехии. Он служил в части под названием «Малая крепость» в 1940—1945 гг., где до смерти избил около сотни заключенных. Сразу после войны Чехословацкий суд заочно приговорил его к смертной казни, но ему удалось бежать сначала в Австрию, а потом в Италию. В 1952 году он получил там гражданство, однако позже в 1988 вернулся в Германию.

Антон Маллот, фото после войны
Антон Маллот, фото после войны Источник: dirkdeklein.net

Гудрун Бурвиц лично занималась его комфортным обустройством на родине. Из его письма она узнала о «невыносимых» условиях жизни, о чем тут же сообщила на собрании «Тихой помощи». В 1988 она поместила его в престижный дом престарелых, периодически навещала и созванивалась по телефону. С этого времени полиция ФРГ пыталась повторно привлечь его к ответственности, но за отсутствием доказательств Маллот был освобожден. В течение 10 лет прокурор по этому делу Клаус Шахт находил все новые и новые причины не возбуждать уголовного дела (ненадежные свидетели, недоказательность улик). Лишь благодаря активной многолетней работе журналиста Питера Финкельгрюена — внука убитого Маллотом в Терезине еврея — суду удалось обвинить бывшего надзирателя. В 2000 году Маллот был взят под стражу и, несмотря на возраст и болезнь, в 2001 осужден на пожизненное заключение. Здесь уже даже профессиональные адвокаты «Тихой помощи» были бессильны.

Последние годы

До 1994 года «Тихая помощь» была некоммерческой организацией, не платившей налоги. Когда из-за дела Маллота она попала в СМИ, общественность была возмущена тем, что «Штилле хильфе» еще и обеспечивается государством. Молодежная организация СПД сделала официальный запрос в налоговую инспекцию и в районный суд, чтобы с «Тихой помощи» сняли статус некоммерческой организации. Этой цели они достигли: налоговая служба отменила освобождение от налогов, причем задним числом — с 1990 года. Несмотря на это, «Тихая помощь» могла более-менее спокойно держаться на плаву. Благодаря спонсорам организация получала много пожертвований еще с момента своего создания. Так, к 1960 году на счетах «Тихой помощи» было более 137 тыс. марок (примерно 34,4 тыс. долл. по курсу 1960 г.). А после изменений 1994 года ассоциация получила в течении года 150 тыс. марок в виде пожертвований. Часть сбережений доставалась «Тихой помощи» в качестве наследства от бывших нацистских подопечных. А Антон Маллот, например, завещал часть имущества персонально Гудрун Бурвитц. 

До конца ХХ века «Тихая помощь» имела свою поддержку у правых политиков. Особенно у тех, для кого времена Третьего рейха были не худшими в истории. Члены бундестага, как говорилось в одном из информационных писем «Тихой помощи», получали рассылку организации, и некоторые делали пожертвования. Лидер наиболее правого крыла ХДС Альфред Дрегер общался с «Тихой помощью» и выражал им благодарность за их работу в освобождении эсэсовцев Франца Фишера и Фердинанда Хуго. Этот пример был не единственной иллюстрацией теплых отношений между группировкой и политиками.

Альфред Дреггер
Альфред Дреггер Источник: слева) и Франц Йозеф Штраус, 1987 (wikimedia.org

После череды скандалов и расследований журналистов «Тихая помощь» больше не всплывала в медийном пространстве. В 2011 году в организации числились только 40 человек, что явно указывает на ее упадок, хотя она еще есть в регистре ассоциаций Германии (Vereinsregister).

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную