На данном изображении может находиться: на улице

7 октября 1918 года в Городском саду раздался выстрел. После был обнаружен истекающий кровью человек, лет пятидесяти, и рядом с ним - двое офицеров. Офицеры показали, что человек сначала подошел к ним, попросил револьвер посмотреть, отошел на пару метров и выстрелил себе в голову. История мутная, это могло быть как самоубийство, так и убийство. Погибшего звали Николай Рындин, но весь Екатеринодар знал его как Дон Кихота. Это прозвище дали ему в тюрьме, и им он подписывал свои газетные статьи, когда вышел на свободу.

 

До 1905 года Николай Рындин был надворным советником, чиновником по сбору налогов. А после объявления царским манифестом в России многопартийной системы и свободы слова внезапно ушёл в политику. Он стал одним из создателей на Кубани конституционно-демократической партии, выступал со статьями в местной прессе, слыл лицом неблагонадёжным. За ним был установлен полицейский надзор, а начальник области требовал уволить его из казённой палаты, где Рындин продолжал служить инспектором по сбору налогов и при этом публиковать статьи, в которых поддерживал бастующих почтово-телеграфных чиновников. Казённая палата Кубанской области не подчинялась, там рекомендацию начальника области прочли, но своего сотрудника увольнять не стали.
Сначала он печатался в газете «Кубань», потом основал «Кубанскую жизнь». Газета просуществовала меньше полугода, её закрыли из-за яростных статей на животрепещущие темы. Но к этому времени Рындин уже открыл новое издание - «Свобода». Он проводил такие операции через редакторов-единомышленников, которые как бы от себя подавали заявки. «Свободу» вскоре пришлось переименовать в «Свободу воли», потом в «Свободу печати». Её тоже пытались закрыть, но безуспешно.

Тогда местные власти занялись самим Рындиным. Сначала на него поступила анонимка в полицию, что он якобы снабжал бомбами террористов. Обыск дома результатов не дал. Тогда его посадили на месяц за противоправительственную направленность одной из публикаций. Потом был ещё один арест и ещё одно непродолжительное заключение. В тюрьме его и прозвали Дон Кихотом. Выйдя, он так и начал подписывать свои статьи. Кстати, преследования властей не помешали ему стать гласным городской Думы.

В гражданскую войну Рындин принял сторону белых, продолжал много печататься. Расследование его странного самоубийства в городском саду так и не дало результатов - ненадёжные свидетели, отсутствие других показаний. Шла гражданская война, доискиваться причин многих смертей у властей не было возможности, а часто и желания.

 

 

 

 

Источник

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную