Картинки по запросу die fuggerei kluger, m: fuggerei

1521 год, Германия, Аугсбург.

«Братья Ульрих, Георг и Якоб Фуггеры из Аугсбурга, убежденные в том, что они родились, чтобы служить этому городу, и ощущая себя обязанными вернуть достояние, полученное от всемогущего и справедливого Господа, из благочестия, с открытыми сердцами и в качестве примера для подражания проявили щедрость, передав городу в полновластное владение 106 домов со всем имуществом внутри на благо прилежных и трудолюбивых, но бедных сограждан»

 

 

Оригинал акта основания Fuggerei
В древнем немецком городе Аугсбург есть район, носящий название Fuggerei (Фуггерай, можно перевести как «поселок Фуггера»). Этот район считается древнейшим социальным жильем — в нем поселили нуждающихся граждан Аугсбурга. Плата за проживание в доме была чисто символической — один рейнский флорин за год. Строительство, расходы по содержанию этого района, ремонту, перестройкам оплачивал Якоб Фуггер младший, известный в истории как Якоб по прозвищу Богатый. 

Якоб Фуггер в самом деле был очень, очень богат. После его смерти в 1525 году состояние семьи Фуггеров оценивалось в 2000000 золотых флоринов, если эту сумму пересчитать в современные деньги, то грубый подсчет дает 200–300 миллиардов долларов. Размер богатства потрясает воображение, но ошибки быть не может — два миллиона флоринов составляет 2% от ВВП всей тогдашней средневековой Европы.

Этому человеку, которого называют финансовым гением эпохи раннего Возрождения, и посвящена статья.
«Всё куплю» — сказало злато;
«Всё возьму» — сказал булат.
Именно в такой последовательности с самого начала человеческой цивилизации заканчивался спор золота и стали. Vae victis (горе побежденным) — сказал галл Бренн, бросая свой тяжелый меч на весы с золотом, в момент взвешивания римскими консулами выкупа за то, чтобы галлы ушли из захваченного Рима. И так длилось до того момента, когда развитие общества потребовало более тонкого инструмента, чем страх перед оружием. XV век, начало расцвета товарно–денежных отношений. Новое время рождает новых героев, и наряду с героями меча начинают появляться герои золота.
Якоб Фуггер родился 6 марта 1459 года, одиннадцатым ребенком в семье, самым младшим. Внук простого швабского крестьянина, сумевшего попасть в закрытую касту, гильдию ткачей, и разбогатевшего, женившись на дочери главы гильдии, сын уже богатого даже по меркам самого Аугсбурга купца Якоба Фуггера старшего, Якоб готовился стать священником (эта была традиция, младших сыновей посвящать церкви). Все изменилось, когда его мать Барбара после смерти мужа все–таки решила не отдавать сына в монастырь. Барбара упросила церковь разорвать церковный обет и отправила Якоба на учебу в Венецию, бывшую тогда коммерческим центром Европы. Именно Венеция была той точкой, где Шелковый путь пересекался с Рейном и где купцы меняли пряности и хлопок с востока на меха и металл с запада. Якоб проучился в Венеции пять лет. За это время набожный немецкий юноша, умевший только читать и писать, превратился в молодого, но хваткого купца международного уровня, прекрасно изучившего торговлю, банковское дело и бухгалтерский учет, уже начавшийся развиваться в Венеции, где впервые появились крупные мультинациональные предприятия. И в дальнейшем Якоб основной упор делал на банковские операции. А какое же банковское дело без бухгалтерии? 

Бухгалтерия

Именно Якоб Фуггер усовершенствовал и широко внедрил способ бухгалтерского учета под названием «двойная запись». Что же это такое? Давайте попробуем разобраться, в нем ничего сложного, если уж люди 15 века понимали, то и мы сможем.

В первую очередь, не будем путать «двойная запись» и «двойная бухгалтерия». Двойная бухгалтерия — это бухгалтерия, организованная параллельно официальной с целью сокрытия доходов. Про это финансовое преступление мы рассказывать не будем, если есть желание, двойную бухгалтерию вам подробно опишет какая–нибудь Марья Ивановна из знакомого ООО «Рога, копыта и хвосты». 

Сосредоточимся на двойной записи. Ее основополагающим принципом является равенство двух частей бухгалтерии, актива (состав и стоимость имущества и имущественных прав) и пассива (источники возникновения активов), т.е. актив минус пассив равен нулю. То, что называется бухгалтерской операцией (проводкой), при двойной записи изменяет обе части, сохраняя баланс. Двойная запись — это экономическая модель известного физического закона сохранении энергии, когда что–то не может появиться из ничего и не может исчезнуть в никуда. К примеру, если учредитель какой–нибудь компании внес в уставный капитал десять тысяч рублей, это означает, что у компании появились активы (денежные средства) и пассивы (обязательства перед учредителем). Будет сделана такая (двойная) запись, изменяющая обе части бухгалтерии: дебет «Денежные средства» — кредит «Уставный капитал» (по 10 тыс. руб.).

Что же дает этот способ учета? Самое главное, это позволяет контролировать правильность самого учета. Если сумма дебетов всех счетов не совпадает с суммой кредитов всех счетов (нулевое общее сальдо), то это однозначно указывает на то, что в учете есть ошибка. А ошибка в балансе может повлечь за собой серьезные неприятности, если ты ворочаешь серьезными деньгами. Когда мелкий торговец путался в своем кошельке, это отражалось только на его личном благосостоянии, в случае же целой сети филиалов и складов ошибка в балансе отражается на целую сеть и затрагивает много людей.
Фуггер и его главный бухгалтер
После приезда из Венеции Якоб становится полноценным партнером семейной фирмы Фуггеров, и с этого момента начинается бурный рост предприятия, в дальнейшем ставший всемирно известным под названием Банкирский дом Фуггера. И трамплином для прыжка послужила первая сделка Якоба с тирольским эрцгерцогом Зигмундом. В этой самой первой серьезной сделке сразу блеснул необыкновенный талант Фуггера в переговорах и проявилось его потрясающее чутье к масштабному, но оправданному риску. 

Эрцгерцог Зигмунд владел серебряными копями тирольского Шваца, самыми крупными в Европе. В те времена Швац производил 4 из каждых 5 тонн европейского серебра. Как все вельможи того времени, Зигмунд был хорошим воином, известным ловеласом, щедрым меценатом, но крайне легкомысленно относился к расходам на роскошь. В итоге эрцгерцог погряз в долгах. С долгами он расплачивался, занимая деньги для погашения долгов у группы итальянских банкиров, взамен отдавая банкирам с большой скидкой серебро, добытого в копях. Якоб Фуггер долго не мог попасть в узкий круг кредиторов эрцгерцога. Единственным его успехом был разовый займ Зигмунду в 3000 флоринов, взамен эрцгерцог отдал Фуггеру 1000 фунтов серебра в рассрочку. Фуггер заплатил 8 флоринов за фунт и тут же продал в Венеции за 12 флоринов. Прибыль от этой сделки составила 1000 флоринов. Но на этом отношения Фуггера и Зигмунда закончились, и эрцгерцог продолжал занимать у итальянцев, которых знал много лет. Но тут случился пограничный конфликт Венеции с Тиролью. 

Зигмунд по совету астролога направил своих наемников на захват венецианского города Роверето и после недолгой осады взял его. Военная победа воодушевила Зигмунда, но эйфория продлилась недолго — у эрцгерцога закончились деньги, и наемники просто ушли. Напрасно Зигмунд просил новых займов для оплаты наемников — банкиры узнали, что Венеция собралась отбить захваченный город и сурово наказать эрцгерцога. И у Венеции были все возможности для этого — армия Венеции считалась одной из самых сильных в Европе. Когда Зигмунд узнал об этом, он одумался и предложил мир. Венеция выдвинула ряд условий: республика соглашалась простить эрцгерцога, только если Зигмунд вернет Роверето, откажется от претензий на другие пограничные поселения и выплатит 100000 флоринов в качестве компенсации. Это была очень большая сумма, можно сказать, гигантская. 

Зигмунд обратился к банкирам, но все они отказали «этому сумасброду». И тут на сцену вышел Якоб. Он взялся предоставить эрцгерцогу нужную сумму, но на своих условиях. Условия были простые: монополия на продажу всего серебра Шваца, пока долг не будет возмещен.

Итальянские банкиры смеялись над Якобом, они не верили, что молодой немец готов предоставить такие колоссальные деньги такому рискованному заемщику. Проблема заключалась в том, что эрцгерцог был настоящим сюзереном средневековой Европы, венценосной особой, неподвластной любому суду. Сюзерен мог просто отказаться от обязательств без малейших последствий для себя. Единственным залогом была честь и желание снова делать долги. 

Фуггер серьезно рисковал. 100 тысяч флоринов он собрал с большим трудом, задействуя всю обширную семью, знакомых и кредит некого анонимного итальянца. Если бы Зигмунд отказался от выплат, то банкротство половины богатых людей Аугсбурга было бы неминуемым. Но на весы судьбы, где на одной стороне лежал риск, на другую сторону Якоб положил свое чутье и ряд условий. Зигмунду по договору запрещалось даже касаться добытого серебра, также деньги передавались не сразу всей суммой, а по частям. Якоб настоял и на том, чтобы управляющие копями также поставили свои подписи под договором. И еще одним условием Фуггера было требование передать ему в управление государственную казну. Это было необходимым — траты Зигмунда привели Тироль на грань банкротства, и Фуггер, контролируя казну, поддерживал стабильность государства, оплачивая его счета. 

Фуггер рискнул и выиграл. Монополия на добычу серебра сразу же начала приносить очень большой доход. Денег было столько, что Якоб задумался о вложении прибыли в другое дело, более масштабное. И этим принципом — деньги делают большие деньги, большие деньги делают очень большие деньги — Фуггер руководствовался до самого конца жизни.

Следующим этапом развития банкирского дома Фуггеров было налаживание добычи меди в Венгрии. Венгрия в то время в плане инвестирования была страной малоперспективной, соседство с турками с их многочисленными грабительскими набегами делало даже скромные инвестиции в горнодобывающую промышленность очень рисковыми. И опять Фуггер рискует и снова у него получается — скупив практически все рудники в Венгрии, организовав добычи и переработку меди, он стал основным поставщиком этого металла в Европе.

Создается впечатление, что Фуггеру просто везло, что он этакий счастливчик, как говорится в немецкой пословице «принес с собой на свет счастливый чепчик». На самом деле, все не так просто. Как выразился намного позже А.В.Суворов: «раз счастье, два раза счастье — помилуй Бог! Надо же когда–нибудь и немножко умения». В основе пирамиды успеха лежал не риск, а кропотливая работа с нужными людьми, могущими повлиять на результат, каждой рискованной операции предшествовало тщательное изучение ситуации. Ученые, священники, военные, короли, императоры, папы римские — с ними со всеми общался или сам Якоб Фуггер, или его помощники, они пускали в ход все средства для склонения нужного человека на свою сторону. 

Очень скоро банкирский дом Фуггеров охватил своими операциями всю Европу, испанскую Америку и португальский восток. Дом покупал и продавал землю, дворцы, металлы, оружие, папские индульгенции, китайский шелк и индийский хлопок, слоновую кость, золото, пряности. Самого Якоба Фуггера называли «делателем императоров» — после смерти императора Священной Римской империи Максимилиана I в 1519 году Якоб Фуггер выделил одному претенденту на императорский престол, испанскому королю Карлу I, ссуду в размере 544000 флоринов на подкуп курфюстов–выборщиков. Это был самый крупный кредит в мире.

На следующий год Карл был провозглашен императором Священной Римской империи под именем Карл V Габсбург. Якоб Фуггер получил от Карла эксклюзивные права на испанские золотые и серебряные рудники.

Говорят, на правом плече человека сидит ангел, а на левом плече демон, и в какую сторону ты пошел, тем ты и являешься. Якоб Фуггер не был и ангелом, ни демоном, он был человеком своего времени. Истовый католик, не жалевший деньги на развитие науки и искусства, щедро помогающий бедным, основавший библиотеку, ставшую крупнейшим книжным собранием Центральной Европы. Но при этом главный финансист военных отрядов, заливших крестьянской кровью Германию во время крупнейшего народного восстания в 1525 году. Тысячи выжженных полей, спаленных дотла деревень и разоренных монастырей, больше ста тысяч погибших. Восстание мешает вести дела, значит, надо прекратить восстание. Nothing personal, just business.
Картинки по запросу jakob fugger der reiche
 
Похожее изображение
В центре Фуггерай, районе, построенным Якобом Фуггером для бедных горожан, в сквере, стоит бюст Якоба. Он похож на знаменитую картину кисти Альбрехта Дюрера, находящуюся сейчас в Государственной галерее в Аугсбурге. Бюст похож, но есть отличия. Бронзовый Якоб взирает на свое детище с какой–то полуулыбкой, таящейся в уголках губ, полуулыбкой не злой, а лукавой и довольной. Что же так забавляет Якоба Фуггера? Может, то, что спустя 500 лет в этом поселении все так же живут небогатые люди, платящие за проживание все тот же рейнский флорин (0,88 евро) и получающие 48 евро в месяц на расходы от специального фонда, созданного по завещанию Якоба. Взамен от жильцов требуется только соблюдать порядок и три раза в день молиться за Якоба Фуггера и его семью. Пять веков беспрерывных молитв! Якоб Фуггер доволен — это, пожалуй, его самое лучшее вложение средств.
Источник
<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную