Картинки по запросу фото Павлов

До сих пор не прекращаются дебаты о атеизме или религиозности Павлова. Одни считают ученого атеистом, отвергающим религию. Другие утверждают, что Павлов был глубоко верующим человеком, раскаивался в вивисекциях над собаками, исповедовался и причащался.

 

Никто из российских учёных прошлого века не имел такой громадной международной известности, как академик Иван Петрович Павлов (1849 - 1936). Однажды знаменитый британский фантаст Уэллс написал о нём: «Это звезда, которая освещает мир, проливая свет на ещё неизведанные пути». Академик Павлов являлся членом 130 академий, университетов и международных научных сообществ. Весь мир считает его светочем физиологической науки, блистательным и признанным учителем медиков и физиологов, настоящим подвижником творческой, созидательной работы.

Будущий блестящий учёный и научный деятель, совершивший массу открытий

в области физиологии и медицины, родился в старинном русском городе Рязани, в сентябре 1849 года. Он был старшим сыном в многодетной семье священника, насчитывавшей десятерых детей. Дед его тоже был служителем церкви. По наставлению родителей он закончил духовное училище, а затем поступил в семинарию. Однако стать священником помешала сама судьба. В солидной отцовской библиотеке он отыскал «Физиологию обыденной жизни» Г. Леви, книгу с яркими интересными иллюстрациями, поразившими воображение юноши. Еще одно сильное впечатление произвела на молодого Павлова другая замечательная книга - «Рефлексы головного мозга» - сочинение И.М. Сеченова, отца русской физиологии. Тема этого сочинения практически превратилась в лейтмотив всей научной деятельности будущего академика.

.

 

 

Павлов оставляет семинарию и из-за серьёзных ограничений для семинаристов поступает сначала на юридический факультет, а затем переводится на отделение естественных наук физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Здесь под руководством известного физиолога профессора И.Ф. Циона он навсегда связывает себя с физиологией. Цион был любимейшим учителем Павлова, не смотря на свою эксцентричность и противоречивость характера. Павлов писал о нём: «Мы были прямо поражены его мастерски простым изложением самых сложных физиологических вопросов и его поистине артистической способностью ставить опыты. Такой учитель не забывается всю жизнь».

Цион раздражал многих коллег и студентов своей принципиальностью и неподкупностью, был вивисектором, антидарвинистом, ссорился с Сеченовым и Тургеневым. Позднее измыслили анекдот, мол, Тургенев подарил Циону Муму, тот, позанимавшись немного вивисекцией, отдал собаку Павлову. Павлов, поставив ряд опытов, в свою очередь презентовал её Уэллсу, с которым водил знакомство. Вернувшись в Англию, Уэллс отдал Муму Конану Дойлю, который выпустил её на Гримпенскую трясину и стал наблюдать. Результат - повесть «Собака Баскервилей».

Однажды на художественной выставке Цион подрался с художником Василием Верещагиным: Верещагин ударил его шляпой по носу, а Цион утверждал, что подсвечником. Некоторые полагают, что Цион был одним из составителей «Протокола сионских мудрецов». Хотя, скорее всего, полагают из-за фамилии.

После окончания университета Иван Петрович решил пополнить свои знания по физиологии, в частности по физиологии и патологии человека. С этой целью он в 1874 г. поступил в Медико-хирургическую академию. Блестяще окончив её, Павлов получил двухгодичную заграничную командировку. По приезде из-за границы он целиком отдал себя науке.

Все работы по физиологии, проводимые И.П. Павловым на протяжении почти 65 лет, в основном группируются около трёх разделов физиологии: физиологии кровообращения, физиологии пищеварения и физиологии мозга. Павлов ввел в практику хронический эксперимент, позволяющий изучать деятельность практически здорового организма. С помощью разработанного метода условных рефлексов он установил, что в основе психической деятельности лежат физиологические процессы, происходящие в коре головного мозга. Его исследования физиологии высшей нервной деятельности оказали большое влияние на психологию и педагогику.

Работы Павлова по кровообращению связаны лавным образом с его деятельностью в лаборатории при клинике знаменитого русского врача Сергея Петровича Боткина с 1874 по 1885 гг. Страсть к исследованиям целиком поглотила его в этот период. Он забросил дом, забыл о материальных нуждах, о своём костюме и даже о своей молодой жене. Его товарищи не раз принимали участие в судьбе Ивана Петровича, желая чем-нибудь помочь ему. Однажды друзья собрали некоторую сумму, желая поддержать его материально. Павлов принял помощь, но на эти деньги накупил целую свору собак, чтобы поставить интересующий его эксперимент.

Первым серьёзным открытием, которое создало ему славу, было открытие так называемого «усиливающего нерва сердца». Это открытие послужило исходным толчком для создания научного учения о нервной трофике. Весь цикл работ по этой теме был оформлен в виде докторской диссертации под названием «Центробежные нервы сердца», которую он защитил в 1883 г.

Уже в этот период обнаружилась одна принципиальная особенность научного творчества И.П. Павлова - изучать живой организм в его целостном, естественном поведении. Работа Павлова в Боткинской лаборатории приносила ему огромное творческое удовлетворение, но сама лаборатория была недостаточно удобна. Вот почему Иван Петрович с радостью принял в 1890 г. предложение взять на себя заведывание отделом физиологии во вновь организуемом Институте экспериментальной медицины. В 1901 г. он был избран членом-корреспондентом, а в 1907 г. действительным членом Петербургской Академии наук. В 1904 г. за свои работы по пищеварению Иван Петрович Павлов получил Нобелевскую премию.

В 1925 г. И.П. Павлов возглавил институт физиологии АН СССР и открыл при своей лаборатории две клиники: нервную и психиатрическую, где с успехом применял экспериментальные результаты, полученные им в лаборатории, для лечения нервных и душевных заболеваний. Особенно важным достижением последних лет работы И.П. Павлова было изучение наследственных свойств отдельных типов нервной деятельности.

Павлов очень мало думал о материальном благополучии и до женитьбы не обращал на житейские проблемы никакого внимания. Бедность начала угнетать его только после того, как в 1881 году он женился на ростовчанке Серафиме Васильевне Карчевской. Познакомились они в Петербурге в конце 1870-х годов. Серафима Карчевская родилась в семье военного врача Василия Авдеевича Карчевского, служившего на Черноморском флоте. Мать будущей жены Ивана Петровича, Серафима Андреевна Карчевская, урожденная Космина, была из старинного, но обедневшего дворянского рода.

Серафима Васильевна посвятила свою жизнь заботам о доме и воспитанию четверых детей. Детей Павлова звали Владимир, Вера, Виктор и Всеволод. Единственным ребёнком, чьё имя начиналось не на В, был Мирчик Павлов, умерший во младенчестве. Недолгую жизнь прожил и младший, Всеволод. Он умер за год до отца.

Революция 1917 года застала Павлова уже семидесятилетним. Во время обысков, проведенных ЧК, у него было изъято шесть золотых научных медалей. Нобелевская премия, находившаяся в одном из российских банков, была национализирована. Квартира Павлова была «уплотнена».

Когда приехавший в Петроград английский писатель-фантаст Герберт Уэллс посетил академика, то пришел в ужас. В углу кабинета лауреата Нобелевской премии лежала грязная куча картошки и репы, запасы на зиму. Павлов сам выращивал репу с учениками, чтобы прокормиться. Однако большевики не спешили помочь ученому, а тем более отпускать его за рубеж. Только когда в Москву пришел запрос от Международного Красного креста, который просил отпустить Павлова, чтобы спасти великого ученого, коммунисты забеспокоились. Ленин лично отдал распоряжение выдавать Павлову усиленный академический спецпаек, создать нормальные жилищные условия. Власти понимали, что в глазах мировой общественности судьба этого великого ученого была олицетворением отношения советской власти к науке вообще.

Академика подкормили, он немного успокоился, его даже выпустили за границу. Павлов побывал в Финляндии, США, Франции и Англии. Однако за рубежом все-таки не остался. Не хотел бросать свою лабораторию в Колтушах под Петроградом. Иван Петрович был непримиримым противником коммунизма. «Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было», — писал он Молотову в 1934.

Когда начались чистки среди интеллигенции, Павлов в ярости написал Сталину: «Сегодня мне стыдно, что я русский». Но даже за такие заявления учёного не трогали. Его защищал Николай Бухарин, а Молотов пересылал Сталину письма с подписью: «Сегодня СНК получил новое чепуховое письмо академика Павлова». Учёный же кары не боялся. «Революция меня застала почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок деятельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: “Черт с ними! Пусть расстреляют. Все равно жизнь кончена, я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство“».

Многие считают, что прототипом героя «Собачьего сердца» Булгакова - профессора Преображенского – был именно Иван Петрович Павлов.

Павлов объяснял свои устремления рефлексом цели: «Жизнь только того красна и сильна, кто всю жизнь стремится к постоянно достигаемой, но никогда не достижимой цели, или с одинаковым пылом переходит от одной цели к другой. Вся жизнь, все её улучшения, вся её культура делается рефлексом цели, делается только людьми, стремящимися к той или другой поставленной ими себе в жизни цели».

Павлов получил Нобелевскую премию за цикл работ по физиологии пищеварительного тракта в 1904 году, спустя восемь лет после смерти её основателя. Но в нобелевской речи лауреат рассказал, что их пути уже пересекались. Десятью годами раньше Нобель отправил Павлову и его коллеге Марцеллию Ненцкому крупную сумму на поддержку их лабораторий. «Альфред Нобель проявил живой интерес к физиологическим экспериментам и предложил нам от себя несколько очень поучительных опытов, которые затрагивали высочайшие задачи физиологии, вопрос о постарении и умирании организмов». Таким образом можно считать, что Павлов получил Нобелевскую премию дважды.

В 1935 году на 15-м Международном конгрессе физиологов Иван Петрович был увенчан почетным званием "старейшины физиологов мира". Ни до, ни после него, ни один биолог не удостаивался такой чести. Учение Павлова стало фундаментом для развития мировой науки. В Америке, Англии, Франции и других странах были созданы специальные павловские лаборатории.

До сих пор не прекращаются дебаты о атеизме или религиозности Павлова.

Существуют две основных точки зрения. Первая согласуется с советской историографией - ученый был атеистом, в письмах указывал на это, естествоиспытатель просто не мог быть религиозным человеком, в юности познакомившись с учениями Чернышевского, Герцена и других вольнодумцев, он отверг религию. Вторая, диаметрально противоположная: Павлов был глубоко верующим человеком, выходцем из религиозной среды, сыном и внуком священника. Об этом есть материалы в жизнеописании старца иеросхимонаха Сампсона, свидетельствовавшего, что ученый раскаивался в вивисекциях над собаками, объясняя необходимость изысканиями, исповедовался и причащался.

Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) посвятил памяти академика Павлова статью, в которой справедливо указывал: "Как всякий истинный ученый, он, конечно, разделял области естествознания и веры в Бога. Естественные науки с их эмпирическим опытом - одна законная область, научная. А опыт познания высших ценностей духа и нравственных истин - это другая, такая же законная область, религиозная, не могущая противоречить первой... Но бывает, что в эмпирической области исследований у больших ученых открываются глаза и интуиция на мир нравственных, духовных ценностей. И такой выход из эмпирии в область духа и свободы мы видим у Павлова".

Другой случай - по рассказу Константина Федина - с Госиздатом. Госиздат давно хотел издать труды Павлова. Старик долго не соглашался, но наконец согласился. Среди фотографий для размещения в книге Павлов дал свою фотографию с отцом священником, в рясе и с наперсным крестом на груди. В Госиздате впали в панику, вопрос дошел до "верхов", то есть до Сталина. И верхи сказали: поместить. Но Павлов этим не ограничился, он посвятил свои труды своему сыну, а сын Павлова убит, сражаясь в Белой армии. И это посвящение дошло до "верхов". Но верхи и тут сказали: "Поместить".

Павлову своим авторитетом удалось отсрочить закрытие и разрушение по меньшей мере двух храмов, и это тоже не поступки атеиста. По этому поводу вспоминается спор Сталина с епископом Лукой Войно-Ясенецким, тоже видным физиологом (коллегой и другом Павлова, который переписывался с Св. Лукой, когда тот находился в заключении, начиная письма словами: «Брат мой во Христе...»). Сталин спросил: "Вот вы много раз оперировали людей и вскрывали трупы, разве вы хоть раз видели душу?" Владыка ответил вопросом на вопрос: "А вы, Иосиф Виссарионович, верите в существование совести?" - "Конечно, совесть есть", - сказал "отец народов". - "Так вот я, оперируя, ни разу не видел и такого органа, как совесть", - сказал святой.

В любом случае, Павлов никогда атеистом не был, потому что вряд ли атеист станет посещать заутреню и признаваться в любви к церковной службе, как Павлов. Да и табличка на дверях лаборатории «Закрыто по случаю празднования Святой Пасхи» говорит сама за себя. Рассказывают также, мол шёл как-то академик Павлов мимо Знаменской церкви. Зазвонили колокола. Академик снял шляпу и перекрестился. Увидел академика дворник. Развел руками и вздохнул: «Ну и темнота!..»

Есть еще одно мнение, довольно интересное. Некоторые исследователи объясняют, что под влиянием вольнодумства, модного в его юности, Павлов действительно отходил от религиозности, но, может быть, не от веры, ушедшей глубоко внутрь. Со временем Иван Петрович, похоже, вернулся к вере, но старался этого не афишировать.

27 февраля 1936 г. Ивана Петровича Павлова не стало. После непродолжительной болезни на 87-м году жизни он скончался. Отпевание по православному обряду, согласно его завещанию, было совершено в церкви в Колтушах, после чего в Таврическом дворце состоялась церемония прощания. У гроба был установлен почётный караул из научных работников ВУЗов, ВТУЗов, научных институтов, членов Президиума Академии наук СССР.Сразу после смерти академика православный приход в Колтушах – поселке, в котором находился его научный центр, был тут же закрыт. Знаменская церковь, где Павлов изредка пел на клиросе и был ктитором, взорвана.

Источник

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную