https://meduza.io/impro/SwVSGjJ-CdeDSW3I5Q7Uyq1l6CoXeHqGOX9tBqcJhvM/fill/650/0/ce/1/aHR0cHM6Ly9tZWR1/emEuaW8vaW1hZ2Uv/YXR0YWNobWVudHMv/aW1hZ2VzLzAwNC80/MjUvNjgwL29yaWdp/bmFsL0NadU5WMkp3/azFnR0xHSzhlc2xD/T0EuanBn.webp

В электричке Минск-Осиповичи 1 октября 1999 года пропала четырехлетняя Юля Моисеенко. Девочка ехала с отцом. Он заснул. Когда проснулся, рассказала его жена, его лицо было в крови, а ребенка рядом уже не было. Родственники искали Юлю на станциях белорусской железной дороги, опрашивали местных жителей, расклеивали объявления с фотографией девочки. Поисковая операция развернулась по всей стране, Юлю искали через СМИ. Милиция в исчезновении девочки заподозрила ее отца Виктора, который в тот день выпивал. В доме Моисеенко провели обыск, но ничего не нашли. В семье девочки считали, что ребенка увели цыгане.

Через два года после исчезновения ребенка семья Моисеенко переехала. «Не могла больше смотреть на железную дорогу, видеть эти поезда, уехали туда, где нет никакой станции», — рассказывала в 2017 году белорусскому изданию Tut.by мать девочки Людмила Моисеенко. Следователи, говорила тогда Моисеенко, продолжали заниматься делом о пропавшей девочке. Членам семьи устроили проверку на детекторе лжи, «чтобы снять все подозрения». Мать ребенка в интервью Tut.by подчеркивала, что верит в то, что дочь жива. «Я продолжаю ждать Юлю, сейчас ей 22», — говорила Моисеенко.

 

Юлии Гориной 24 года. В 1999-м ее нашли на железнодорожном вокзале Рязани. «Я помнила, как зовут маму — Людмила, папу — Виктор, помнила маленького брата и старшую сестру. Но не назвала место, где живу, и свою фамилию», — рассказала Юлия. Девочка попала сначала в распределительный центр, а потом в семью. Юлия получила фамилию Алпатова, сохранив отчество Викторовна. «У моих опекунов есть еще два родных сына, мои старшие братья. <…> Родители со мной занимались, делали уроки… Я им очень благодарна», — говорит она. Девушка окончила школу, получила специальность товароведа, вышла замуж и сменила фамилию на Горина, родила дочь.

Каким образом оказалась на вокзале в Рязани, Юлия не помнит. Но опекуны рассказывали ей, что в детстве она говорила, как ходила с какими-то людьми по каким-то домам, спала на полу, просила деньги, пряталась от милиции.

Много лет, по словам Юлии, она пыталась найти своих настоящих родителей, проверяла в сети информацию о найденных в Рязани детях. Некоторое время назад она рассказала о поисках своему другу Илье Крюкову, который решил ей помочь. Он вбил в поисковике «Девочка, 4 года, пропала» — и почти сразу была выдана ссылка на Tut.by и еще одну белорусскую газету. «Начинаю читать, понимаю, как много совпадений, и у меня просто текут слезы», — рассказала она.

Юлия и Илья связались с МВД Белоруссии. Вскоре им перезвонили из Пуховичского РОВД, которое занималось делом о пропавшем ребенке. Спустя неделю Юлия Горина, Илья Крюков, Людмила и Виктор Моисеенко встретились в отделе милиции в Белоруссии. У Людмилы и Юлии взяли образцы для анализа ДНК. Результаты экспертизы показали, что они — мать и дочь.

Юлия Горина говорит, что теперь у нее две матери и два отца. После встречи в Белоруссии они с Ильей вернулись в Рязань. Биологические родители Юлии хотят приехать в Россию на Новый год. Со своей внучкой Кристиной они уже познакомились по видеосвязи. «Ее очень впечатлила история, что ее мама потерялась, она не может понять, как такое могло случиться, какие еще цыгане могли украсть маму?» — рассказала Юлия о реакции дочери.

Все эти 20 лет, предполагает Юлия, ее искала только белорусская милиция и только в Белоруссии. «В России не было информации о пропавшей девочке. Поэтому меня не нашли», — считает она.

Они встретились спустя 20 лет
МВД Республики Беларусь
 
Автор Кирилл Тихонов
https://meduza.io/feature/2019/09/03/v-1999-godu-v-belorussii-propala-chetyrehletnyaya-devochka-cherez-20-let-ee-nashli-v-rossii
<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную