00 водяной

Он видел Николая II, участвовал в советско-финской войне, снимался у легендарного Александра Роу. А закончил свой долгий путь в Доме ветеранов кино. В полном одиночестве...

00 orlusha

Широка была страна родная,
Очень широка была страна,
Если честно, до сих пор не знаю,
На хрена она была нужна.

0 мандельштам

"Из восьмидесяти одного года своей жизни Надежда Мандельштам девятнадцать лет была женой величайшего русского поэта нашего времени, Осипа Мандельштама, и сорок два года — его вдовой. Остальное пришлось на детство и юность. В интеллигентных кругах, особенно в литературных, быть вдовой великого человека — это почти профессия в России, где в тридцатые и сороковые годы государство производило писательских вдов в таких количествах, что к середине шестидесятых из них можно было создать профсоюз. "Надя самая счастливая из вдов", — говоря это, Анна Ахматова имела в виду то всеобщее признание, которое пришло к Мандельштаму об эту пору.

фото

Цитата-бастард — специфическое явление, когда реальному или вымышленному персонажу ошибочно приписывается мысль, которую он не высказывал.

Такая цитата должна быть меткой и запоминающейся — только тогда она приклеивается намертво и активно тиражируется. Иногда появление цитат-бастардов — результат ошибки или недоразумения, но чаще настоящие авторы умышленно мистифицируют читателей, вкладывая провокационные фразы в уста исторических лиц, никогда их не произносивших.

19510189 4490217837749167 7957535175681296543 n

 

Ангелы шмонались по пустым аллеям
парка. Мы топтались тупо у пруда. 
Молоды мы были. А теперь стареем. 
И подумать только, это навсегда. 
Был бы я умнее, что ли, выше ростом, 
умудренней горьким опытом мудак, 
я сказал бы что-то вроде: "Постум, Постум...", 
как сказал однажды Квинт Гораций Флакк. 
Но совсем не страшно. Только очень грустно. 
Друг мой, дай мне руку. Загляни в глаза, 
ты увидишь, в мире холодно и пусто. 
Мы умрём с тобою через три часа. 
В парке, где мы бродим. Умирают розы. 
Жалко, что бессмертья не раскрыт секрет. 
И дождинки капают, как чужие слёзы.

Я из роз увядших соберу букет...

 TqXGKInPzg

 

Пока я спал, повсюду выпал снег -
он падал с неба, белый, синеватый, 
и даже вышел грозный человек
с огромной самодельною лопатой
и разбудил меня. А снег меня
не разбудил, он очень тихо падал. 
Проснулся я посередине дня, 
и за стеной ребёнок тихо плакал. 
Давным-давно я вышел в снегопад
без шапки и пальто, до остановки
бежал бегом и был до смерти рад
подруге милой в заячьей обновке -
мы шли ко мне, повсюду снег лежал, 
и двор был пуст, вдвоём на целом свете
мы были с ней, и я поцеловал
её тогда, взволнованные дети, 
мы озирались, я тайком, она
открыто. Где теперь мои печали, 
мои тревоги? Стоя у окна, 
я слышу плач и вижу снег. Едва ли
теперь бы побежал, не столь горяч. 
(Снег синеват, что простыни от прачек.) 
Скреби лопатой, человече, плачь,
мой мальчик или девочка, мой мальчик.

Борис Рыжий. 1997

1 бр

Помнишь дождь на улице Титова,
что прошел немного погодя
после слез и сказанного слова?
Ты не помнишь этого дождя!

Помнишь под озябшими кустами
мы с тобою простояли час,
и трамваи сонными глазами
нехотя оглядывали нас?

Озирались сонные трамваи,
и вода по мордам их текла.
Что еще, Иринушка, не знаю,
но, наверно, музыка была.

Скрипки ли невидимые пели
или что иное, если взять
двух влюбленных на пустой аллее,
музыка не может не играть.

Постою немного на пороге,
а потом отчалю навсегда
без музыки, но по той дороге,
по которой мы пришли сюда.

И поскольку сердце не забыло
взор твой, надо тоже не забыть
поблагодарить за все, что было,
потому что не за что простить.

2000

nasa-photos-24

 

 

…На чёрном небе белая звезда- 
она была и будет навсегда,

до нас доходят тонкие лучи… 
Но лучше электричество включи

и отойди от чёрного окна- 
здесь ты один, а там она одна,

и не о чем вам с нею говорить, 
а немоту ни с кем не разделить.

1996

фото

Никогда костюмы аристократов не были столь изысканны и красивы, как во времена «галантного века» («Fêtes galantes»), который пришел на смену эпохе правления Людовика XIV, известного как «Король − Солнце» (Louis XIV Le Roi Soleil). 

И вот уже более двухсот лет рафинированная утонченность «галантной эпохи» вдохновляет художников, модельеров и кинематографистов на создание произведений, стилизованных в духе того времени. И, конечно, в мире авторской куклы наследие «изящного века» нашло наиболее органичную и плодотворную почву для творчества.