надежда тэффи фото

 

Талант

У Зоиньки Мильгау еще в институте обнаружился большой талант к литературе.

 

Однажды она такими яркими красками описала в немецком переложении страдания Орлеанской девы, что учитель от волнения напился и не мог на другой день прийти в класс.

Затем последовал новый триумф, укрепивший за Зоинькой навсегда славу лучшей институтской поэтессы. Чести этой добилась она, написав пышное стихотворение на приезд попечителя, начинавшееся словами:

Вот, наконец, пробил наш час,

И мы увидели ваш облик среди нас...

Когда Зоинька окончила институт, мать спросила у нее:

- Что же мы теперь будем делать? Молодая девушка должна совершенствоваться или в музыке, или в рисовании.

Зоинька посмотрела на мать с удивлением и отвечала просто:

- Зачем же мне рисовать, когда я писательница.

И в тот же день села за роман.

Писала она целый месяц очень прилежно, но вышел все-таки не роман, а рассказ, чему она сама немало удивилась.

Тема была самая оригинальная: одна молодая девушка влюбилась в одного молодого человека и вышла за него замуж. Называлась эта штука "Иероглифы Сфинкса".

Молодая девушка вышла замуж приблизительно на десятой странице листа писчей бумаги обыкновенного формата, а что делать с ней дальше, Зоинька положительно не знала. Думала три дня и приписала эпилог:

"С течением времени у Элизы родилось двое детей, и она, по-видимому, была счастлива".

Зоинька подумала еще дня два, потом переписала все начисто и понесла в редакцию.

Редактор оказался человеком малообразованным. В разговоре выяснилось, что он никогда даже и не слыхал о Зоиньком стихотворении о приезде попечителя. Рукопись, однако, взял и просил прийти за ответом через две недели.

Зоинька покраснела, побледнела, сделала реверанс и вернулась через две недели.

Редактор посмотрел на нее сконфуженно и сказал:

- Н-да, госпожа Мильгау!

Потом пошел в другую комнату и вынес Зоинькину рукопись. Рукопись стала грязная, углы ее за-крутились в разные стороны, как уши у бойкой борзой собаки и вообще она имела печальный и опозоренный вид.

Редактор протянул Зоиньке рукопись.

- Вот-с.

Но Зоинька не понимала, в чем дело.

- Ваша вещица не подходит для нашего органа. Вот, изволите видеть...

Он развернул рукопись.

- Вот, например, в начале... ммм... "...солнце золотило верхушки деревьев"... ммм... Видите ли, милая барышня, газета наша идейная. Мы в настоящее время отстаиваем права якутских женщин на сель-ских сходах, так что в солнце в настоящее время буквально никакой надобности не имеем. Так-с!

Но Зоинька все не уходила и смотрела на него с такой беззащитной доверчивостью, что у редактора стало горько во рту.

- Тем не менее у вас, конечно, есть дарование, - прибавил он, с интересом рассматривая собственный башмак. - Я даже хочу вам посоветовать сделать некоторые изменения в вашем рассказе, которые несомненно послужат ему на пользу. Иногда от какого-нибудь пустяка зависит вся будущность произведения. Так, например, ваш рассказ буквально просится, чтобы ему придали драматическую форму. Понимаете? Форму диалога. У вас, вообще, блестящий диалог. Вот тут, например, ммм... "до свиданья, сказала она" и так далее. Вот вам мой совет. Переделайте вашу вещицу в драму. И не торопитесь, а подумайте серьезно, художественно. Поработайте.

Зоинька пошла домой, купила для вдохновенья плитку шоколада и села работать.

Через две недели она уже сидела перед редактором, а тот утирал лоб и говорил заикаясь:

- Нап-прасно вы так торопились. Если писать медленно и хорошо обдумывать, то произведение выходит лучше, чем когда не об-бдумывают и пишут скоро. Зайдите через месяц за ответом.

Когда Зоинька ушла, он тяжело вздохнул и подумал:

- А вдруг она за этот месяц выйдет замуж, или уедет куда-нибудь, или просто бросит всю эту дрянь. Ведь бывают же чудеса! Ведь бывает же счастье!

Но счастье бывает редко, а чудес и совсем не бывает, и Зоинька через месяц пришла за ответом.

Увидев ее, редактор покачнулся, но тотчас взял себя в руки.

- Ваша вещица? Н-да, прелестная вещь. Только знаете что - я должен дать вам один блестящий совет. Вот что, милая барышня, переложите вы ее, не медля ни минуты, на музыку. А?

Зоинька обиженно повела губами.

- Зачем на музыку? Я не понимаю!

- Как не понимаете! Переложите на музыку, так ведь у вас из нее, чудак вы эдакий, опера выйдет! Подумайте только - опера! Потом сами благодарить придете. Поищите хорошего композитора...

- Нет, я не хочу оперы! - сказала Зоинька решительно. Я писательница... а вы вдруг оперу. Я не хочу!

- Голубчик мой! Ну вы прямо сами себе враг. Вы только представьте себе... вдруг вашу вещь запоют! Нет, я вас прямо отказываюсь понимать.

Зоинька сделала козлиное лицо и отвечала настойчиво:

- Нет и нет. Не желаю. Раз вы мне сами заказали переделать мою вещь в драму, так вы теперь должны ее напечатать, потому что я приноравливала ее на наш вкус.

- Да я и не спорю! Вещица очаровательная! Но вы меня не поняли. Я, собственно говоря, советовал переделать ее для театра, а не для печати.

- Ну, так и отдайте ее в театр! - улыбнулась Зоинька его бестолковости.

- Ммм-да, но видите ли, современный театр требует особого репертуара. "Гамлет" уже написан. Другого не нужно. А вот хороший фарс нашему театру очень нужен. Если бы вы могли...

- Иными словами - вы хотите, чтобы я переделала "Иероглифы Сфинкса" в фарс? Так бы и говорили.

Она кивнула ему головой, взяла рукопись и с достоинством вышла.

Редактор долго смотрел ей вслед и чесал карандашом в бороде.

- Ну, слава богу! Больше не вернется. Но жаль все-таки, что она так обиделась. Только бы не покончила с собой.

- Милая барышня, - говорил он через месяц, смотря на Зоиньку кроткими голубыми глазами. - Милая барышня. Вы напрасно взялись за это дело! Я прочел ваш фарс и, конечно, остался по-прежнему поклонником вашего таланта. Но, к сожалению, должен вам сказать, что такие тонкие и изящные фарсы не могут иметь успеха у нашей грубой публики. Поэтому театры берут только очень, как бы вам сказать, очень неприличные фарсы, а ваша вещь, простите, совсем не пикантна.

- Вам нужно неприличное? - деловито осведомилась Зоинька и, вернувшись домой, спросила у матери:

- Maman, что считается самым неприличным?

Maman подумала и сказала, что, по ее мнению, неприличнее всего на свете голые люди.

Зоинька поскрипела минут десять пером и на другой же день гордо протянула свою рукопись ошеломленному редактору.

- Вы хотели неприличного? Вот! Я переделала.

- Да где же? - законфузился редактор. - Я не вижу... кажется, все, как было...

- Как где? Вот здесь - в действующих лицах.

Редактор перевернул страницу и прочел:

"Действующие лица: Иван Петрович Жукин, мировой судья, 53 лет - голый.

Анна Петровна Бек, помещица, благотворительница, 48 лет - голая.

Кусков, земский врач - голый.

Рыкова, фельдшерица, влюбленная в Жукина, 20 лет - голая.

Становой пристав - голый.

Глаша, горничная - голая.

Чернов, Петр Гаврилыч, профессор, 65 лет - голый".

- Теперь у вас нет предлога отвергать мое произведение, - язвительно торжествовала Зоинька. - Мне кажется, что уж это достаточно неприлично!

Надежда Тэффи 

фото вуди голтберг

А этот образ подарил нам лично Лев Николаевич Толстой. Именно он ввел впервые в оборот выражение «женщина с изюминкой».

В его драме «Живой труп» один герой говорит другому: «Моя жена идеальная женщина была... Но что тебе сказать? Не было изюминки, — знаешь, в квасе изюминка? — не было игры в нашей жизни».

 

фото

В «Уложении о наказаниях» 1845 года места ссылок были разделены на «отдаленные» и «не столь отдаленные». Под «отдаленными» подразумевались сибирские губернии и в дальнейшем Сахалин, под «не столь отдаленными» — Карелия, Вологодская, Архангельская области и некоторые другие места, расположенные всего в нескольких днях пути от Петербурга. Этот оборот прочно вошёл в язык писателей второй половины XIX века для обозначения ссылки.

======================================================================================

 

фото Эдди Рознер

В 54 году в Москву прибыл оркестр Эдди Рознера. И все московское просвещенное человечество ломанулось на его первый концерт в ЦДКЖ. И, что интересно, руководствовалось не только страстным желанием приникнуть к джазу, но и идеей глянуть глазами на эту легенду Эдди Рознера. И вот, значит, на сцену вышел человек и стал говорить слова, И все его приняли за Эдди Рознера и жутко ему аплодировали. Но тут же выяснилось, что это вовсе не Эдди Рознер, а конферансье Гарри Гриневич. И все обратно стали ждать Эдди Рознера. А потом на сцену вышла клевая чувиха и стала петь советских композиторов, По недолгому размышлению народишко решил, что Эдди может быть и женским именем, и стал жутко ей аплодировать, пока Гарри Гриневич, не объявил, что это - Нина Дорда. Потом люди обалдели от соло барабанщика, особенно в том месте, где он херачил палками по полу, и решили - вот он! Эдди Рознер! Ну, и, знамо дело, жутко ему аплодиовали. Пока не выяснилось, что это - Боря Матвеев, Но в общем, оркестр всем понравился. Кроме того, что какой-то мудак с золотой трубой все время мотался по сцене и мешал всем слушать. И жутко аплодировать.

Автор Михаил Липскеров. Текст отсюда

фото картина

Фризский музей первым в Европе принимает ошеломляющую экспозицию самого успешного британского художника второй половины XIX века. Видеоролик выставки «Альма-Тадема: классический шарм» показывает ее жемчужины и приводит цитаты из кинолент культовых режиссёров — творчество мастера вдохновляло Стенли Кубрика и Ридли Скотта. 80 шедевров прибыли в нидерландский Леуварден из Музея Орсе, галерей Тейт, Уффици, других учреждений и частных коллекций.

босх афиша выставка запрет фас

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) оштрафовала «Управляющую компанию Артплэй» на 100 тысяч рублей за рекламу выставки «Босх. Ожившие видения» в Центре современного искусства Artplay. Об этом говорится в сообщении ФАС.

фото

В Екатеринбурге диссертационный совет 4 октября рассмотрит заявление о лишении ученой степени доктора исторических наук министра культура Владимира Мединского. Об этом сообщил эксперт сообщества «Диссернет» Иван Бабицкий. По его словам, 25 апреля он подал в Минобрнауки заявление о лишении министра степени, подписанное им самим как специалистом по позднему Ренессансу, а также историками Вячеславом Козляковым и Константином Ерусалимским. Заявление рассмотрит диссовет Д 212.285.16 в Уральском федеральном университете. Объявление о рассмотрении заявления размещено на сайте университета.

фото

Выставка «Булгаков vs Маяковский» открылась во вторник, 6 сентября 2016 года, в галерее «На Шаболовке», входящей в объединение «Выставочные залы Москвы». Соорганизаторами выставки выступили государственные музеи М.А. Булгакова и В.В. Маяковского.

фото

Две тетради с заметками, личными переживаниями и впечатлениями Александра Солженицына во время работы над романом-эпопеей «Красное колесо» выпустят в ближайшие два года, сообщает Life.ru.

Дневник войдет в 30-томное полное собрание сочинений писателя, рассказала вдова литератора Наталья Солженицына. «Это уникальное в своем роде произведение литературы — дневник работы над созданием романа, который писался 25 лет. Это эмоции. Это мучения творца. Мы подготовим и издадим этот дневник вместе с более чем двумя тысячами библиографий источников, которыми пользовался Александр Исаевич во время этой работы», — поделилась она.

Роман-эпопея Александра Солженицына «Красное колесо» посвящен России времен Первой мировой войны и революций. Издатели отмечают, что в последние годы растет интерес к подобным произведениям.

отсюда