44бр

А иногда отец мне говорил, 
что видит про утиную охоту 
сны с продолженьем: лодка и двустволка. 
И озеро, где каждый островок 
ему знаком. Он говорил: не видел 
я озера такого наяву 
прозрачного, какая там охота! — 
представь себе... А впрочем, что ты знаешь 
про наши про охотничьи дела! 

Скучая, я вставал из-за стола  
и шел читать какого-нибудь Кафку,  
жалеть себя и сочинять стихи  
под Бродского, о том, что человек,  
конечно, одиночество в квадрате,  
нет, в кубе. Или нехотя звонил  
замужней дуре, любящей стихи  
под Бродского, а заодно меня —  
какой-то экзотической любовью.  
Прощай, любовь! Прошло десятилетье.  
Ты подурнела, я похорошел,  
и снов моих ты больше не хозяйка. 

Я за отца досматриваю сны:  
прозрачным этим озером блуждаю  
на лодочке дюралевой с двустволкой,  
любовно огибаю камыши,  
чучела расставляю, маскируюсь  
и жду, и не промахиваюсь, точно  
стреляю, что сомнительно для сна.  
Что, повторюсь, сомнительно для сна,  
но это только сон и не иначе,  
я понимаю это до конца.  
И всякий раз, не повстречав отца,  
я просыпаюсь, оттого что плачу.

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную