Картинки по запросу Привычка утопить: как ненужные ГЭС заливали Россию фото

С 25 июня в Иркутской области в зоне подтопления оказались 98 населенных пунктов, под воду ушли свыше 20 тыс. жилых домов.Официальная причина трагедии – обильные дожди в регионе. Однако в сети вспоминают множество других случаев, когда осадков не было, а наводнения были.

«Нынешние природные катаклизмы были «запрограммированы» еще 70-80 лет назад, когда Россию распирало от гигантомании, от большевистского желания вырваться вперед рывком, броском и наскоком, - пишет в ФБ доктор исторических наук Владимир Яблонский. - Большевистские проекты – что мелиорация, ставшая аферой века, что плотины на равнинных реках – не были продуманы ни с инженерной, ни с технической точки зрения, нам просто навязывали бесполезные стройки, стягивая туда все ресурсы страны. Экономический эффект оказался минимальный, а вреда много. История болезни «великих строек» продолжается. Только теперь эти стройки нещадно эксплуатируются не государством, а определенным кругом лиц, и речи о «самой дешевой в мире электроэнергии» уже не идет. Раньше хотя бы этим призрачным благом оправдывалось неимоверное количество искусственных морей и гидроплотин»

Тверской краевед Дмитрий Кузнецов Россию, затопленную коммунистами, называет «преступлением без срока давности». Забыть это в самом деле невозможно.

К маю 1941 года при строительстве Рыбинской и Угличской ГЭС были затоплены семь городов, среди них старинные Калязин (частично, включая все основные памятники истории и архитектуры) и Моло́га (полностью), на 3/4 был затоплен город Весьегонск, ушли под воду около 700 сёл и деревень, более ста храмов, 4 монастыря. Ушли под воду шедевры русской архитектуры Иловна и Борисоглеб – усадьбы открывателя «Слова о полку Игореве» графа А.И.Мусина-Пушкина, прах которого покоится на дне искусственного моря.

В результате создания Рыбинской ГЭС и водохранилища было затоплено 4550 кв.км (это почти два государства Люксембург, 1/6 часть территории Бельгии, 1/10 часть Дании, Швейцарии, 1/8 Ярославской области). Более 130 тысяч человек лишились своего крова, будучи переселёнными кое-как, без всяких гарантий получения равноценного жилья.

Из-за спешки в проведении работ не были вырублены леса на площади в 3645 квадратных километров. Благодатные лесные массивы бесцельно погибли под водой.

Наполнение Рыбинского водохранилища обернулось страшной трагедией для множества лесных птиц и животных. Привыкшие к непродолжительным весенним разливам, они и не представляли, какую смертельную опасность им приготовили нелюди-коммунисты, навсегда перегородившие русла Волги и Шексны. Птицы и звери напрасно искали спасения на уменьшающихся с каждым днем островках суши. Все, кто умел плавать, пытались самостоятельно добраться до спасительного материка, но, лишившись сил, тысячами гибли, не сумев доплыть до заветной цели.

Коммунисты пытались скрыть следы своих преступлений: при откровенно сатанинском сталинском режиме лишь упоминание слово "Моло́га" влекло за собой лагерный срок.

Никакими экономическими выгодами не оправдать искалеченные жизни множества людей, разрушение природы и убийство отечественной культуры.

А напоследок – фрагмент докладной записки одногоурода.Из рапорта начальника Мологского отделения лагпункта ВОЛГОЛАГа лейтенанта госбезопасности Склярова (орфография писавшего документ сохраняется):"В дополнение к ранее поданного мною рапорта докладываю, что граждан, добровольно пожелавших уйти из жизни со своим скарбом при наполнении водохранилища составляет 294 человека..."

В 50-е годы, когда строили Куйбышевское море, ушло под воду несколько тысяч деревень, в том числе село Архангельское – малая родина писателя Гончарова – вместе с Михайло-Архангельской церковью, построенной на народные деньги еще в XVIII веке. Само село с его простором степей, заливными лугами, множеством озер, с изобилием рыбы и пернатой дичи современники Гончарова называли «благословенным уголком земли». Накануне затопления здесь еще сохранились развалины театра ХVII века и дворянской усадьбы Дурасова, на центральной площади села в окружении старого парка стоял фундамент пансиона для дворянских детей, где учился Иван Гончаров. На новую точку люди – 600 крестьян -уходили голяком, захватив с собой только то, что можно унести на руках. Повезло тем, у кого были бревенчатые избы, тоже, к слову сказать, из XIX века. Бревна раскатали и перенесли в новое Архангельское за два км от водохранилища. Восемь домов сохранились до сих пор. Былой благодати и сытого изобилия нет и в помине, все смыло водой 60 лет назад.

В марте 1989 года на выступлении академика Фатея Шипунова (ныне покойного) в доме художников в Москве ему был задан вопрос«Знает ли Политбюро об экологическом положении в стране и на Волге?» Шипунов в свойственной ему манере никого не щадить и никому не кланяться ответил предельно остро: «На Волге произошла экологическая катастрофа, и великое, изобильное стадо осетровых находится на краю гибели. В тридцатых годах некуда было девать огромное количество заключенных, те миллионы человек, которые назывались кулаками и подкулачниками, и которые не только кормили наш народ, но и давали физически здоровых воинов, талантливых промышленников, рабочих, интеллигенцию, духовенство и т.д. Вот эти народные кормильцы и были брошены на уничтоженье, как вражий класс, в пекло "строек коммунизма", в руки палачей ОГПУ. Большая часть их сгибла там! А результат - гигантская экологическая трагедия общеволжского масштаба. Ради чего задуман весь этот план преобразования Волги? Мы имеем двенадцать электростанций на Волге и Каме, с их гигантскими водохранилищами. Продажа получаемой там электроэнергии дает всего 600 миллионов рублей в год. А ущерб какой от водохранилищ? Только от затопления пойменных и заливных лугов теряется 10 миллиардов рублей в год. И такова картина всюду. В такой же степени затратны все наши министерства, за небольшим исключением. Такая "экономика" не оправдала себя. Нужна или другая система экономики, или совсем иной подход к ней. Если так будет продолжаться далее, то мы все просто погибнем, станем колонией одной из высокоразвитых держав».

Еще вопрос: а был ли другой путь у нашей энергетически отсталой страны, чтобы догнать и перегнать Запад, не загубив при этом природу и жизнь людей?

Ответ Фатея Шипунова поражает полным отрицанием стереотипов коммунистической пропаганды: «А была ли нищей наша страна, как представляют современные её ненавистники? Они утверждают, что до революции она в энергетическом плане была самой отсталой в мире. Но при этом умышленно забывают один факт: Россия была страной преимущественно аграрного типа. Промышленно развитую страну можно создать на любом конце света, на любом континенте за 10-15 лет, с ракетами, бомбами, танками, автомобилями, тракторами и т.п. А вот создать аграрно-развитую страну со свободным тружеником крестьянином, с самобытным крестьянским строем, могли лишь отдельные страны за столетия. Именно такой страной, самой высочайшей державой по идеалам крестьянствования и сельского хозяйства, была наша Россия. А раз она была самой развитой в этом отношении, то и имела самую развитую энергетику, причем экологически безопасную, о которой ныне мечтают все государства. Вспомним 816 тысяч ветряных двигателей суммарной мощностью более 6-7 миллионов киловатт, до ста тысяч водяных двигателей мощностью более одного миллиона киловатт, т.е. в сумме столько же, сколько дает Волжский каскад ГЭС. А 36 миллионов рабочих лошадей и волов мощностью около 8-10 миллионов киловатт, да производство биологических энергоресурсов и т.д. Так что мощность энергетики дореволюционной России мы догнали лишь в 1975 году».

Дореволюционную экономику, по мнению Шипунова, не удалось догнать и к началу перестройки. Можно спорить с его доводами, что сельское хозяйство России процветало исключительно за счет уникального монастырского строя, созданного здесь « за долгую историю, за 1000 лет», но нельзя не признать, что экологическое хозяйство монастырей до революции было настолько совершенным и образцовым, что сейчас не найдется такого ни на одной пяди нашей земли. Перед революцией наши монастыри занимали около 900 000 гектаров земли и давали почти 15-20% сельскохозяйственной продукции, производимой в стране. Они первыми и пострадали.В 1924 году были разгромлены 673 монастыря. В 30-ые годы погром монастырей расширился и в руинах и запустении их уже стояло около тысячи. В сороковых годах и позднее из 1245 монастырей было разгромлено и затоплено 1225… Монастыри обладали большим капиталом, их вклады составляли в 1921 году около четырех миллиардов рублей 

золотом. Большая часть драгоценностей была экспроприирована и пошла в основном заграницу. Каждый монастырь был замечательным памятником истории и культуры, выдающимся архитектурным ансамблем! От разрушения их Россия понесла ущерб более чем в 10 миллиардов рублей золотом.

По экспертным оценкам, из России было увезено драгоценностей, произведений искусств, предметов быта и мебели, народных реликвий, библиотек и архивов, включая церковные и монастырские, на сумму в 300 миллиардов золотых рублей. То добро, что не успели разграбить и вывезти, передавалось тюрьмам, концлагерям, психбольницам, фабрикам и заводам, которые и добивали эти святые места. Часть монастырей была просто брошена. Погром святынь довершали стяжатели, грабители и воры, кои росли в числе с годами. «С тех пор наша страна не поправилась ни финансово ни экономически, - утверждал Фатей Шипунов. – Людям выпадет еще много испытаний и страданий за те «преобразования», через которые с большевистским безумством протащили через всю Россию».

Хочется возразить, что прогноз слишком мрачный, сейчас все уже не так: строй, власть, люди – другие. Но… Есть три сибирских региона, неделю назад захлебнувшихся в воде. Есть каскад плотин на Ангаре, почему-то не справившихся со стихией. Есть тысячи пострадавших и оставшихся без крова. Есть утонувшие церкви…. Какой век на дворе? И чем, собственно, капитализм по-русски отличается от русского большевизма?

Источник

 

 

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную