Ежи Лец

 

Может ли людоед говорить от имени съеденных им людей?

Когда не над чем смеяться, рождаются сатирики.

Когда в политических сказках речь идет о животных, значит это бесчеловечное время.

Иногда кажется, что в нас живет некто, поселившийся по распоряжению властей.

Из одной системы нам ещё долго не выбраться — из Солнечной.

Если смотришь на мир прищурившись, легче скрыть слезы.

Если бы хоть со дна все выглядело возвышенно!

Дьяволы состоят из падших ангелов и выдвиженцев из людей.

Граница между светом и тенью — ты.

Государство, заранее знающее даты смерти своих граждан, может вести в высшей степени плановое хозяйство.

Где запрещено смеяться, там, как правило, и плакать нельзя.

Всё-таки в дерьме что-то есть, миллионы мух не могут ошибаться.

Всегда найдутся эскимосы, которые выработают для жителей Конго правила, как вести себя во время жары.

Время неподвижно, это мы движемся в нем не туда.

Во всем виноваты евреи — это их Бог нас создал.

В стране лилипутов разрешается смотреть на главу государства только через увеличительное стекло.

Верю ли я в Бога? Почему-то об этом спрашивают всегда люди, а Он — никогда.

Бывают времена, когда сатире приходится восстанавливать то, что разрушил пафос.

Большинство имеет определённое мировоззрение, которое определено меньшинством.

А может, стены Иерихона пали оттого, что внутри них слишком много дули в фанфары?

<‐ Назад к списку публикаций <‐ На главную